Опасные природные процессы и экология Камчатки PDF Печать
26.10.2011 15:34

Опасные природные процессы и экология Камчатки

В предлагаемом вниманию читателей сборнике помещены некоторые из докладов, представленных их авторами на организованной Камчатским государственным педагогическим университетом (при поддержке Камчатского научного центра ДВО РАН и Администрации Камчатской области) II Международной конференции по проблемам развития народов Севера «Социоэкономические и экологические проблемы устойчивого развития территорий с уникальными и экстремальными природными условиями». Были отобраны статьи по темам, касающимся проблемы уникальности и экстремальности территории Камчатки, как одного из эталонных регионов, где эти особенности окружающей среды и природопользования наиболее выражены.

Экстремальные состояния окружающей среды – не редкость для регионов России. Экстремальны климатические условия Якутии, большей части Сибири и даже Европейского Севера страны. Не случайно значительная её часть относится к зоне рискованного земледелия. Паводки и наводнения Кавказа и Предкавказья, грязевые вулканы Таманского полуострова, тайфуны и землетрясения на Сахалине – список регионов и тех экстремальных природных условий, для которых они характерны, можно было бы продолжать очень долго. Однако только для Камчатки (особенно для Восточной и Южной Камчатки) характерно единовременное проявление самых различных экстремальных условий, процессов и явлений, локализованных в относительно небольших ареалах. Обычно в литературе, посвященной этим явлениям, особое внимание уделяется механизмам и причинам возникновения опасных процессов, однако ещё в недостаточной мере разработаны (пожалуй, за исключением сейсмического процесса) вопросы их ареалогии[1], т.е. закономерностей и факторов пространственного распределения.

Помещённые в сборнике статьи относятся к трем основным группам проблем, значимым для геолого-географического и эколого-экономического изучения Камчатки. Одной из наиболее значимых проблем является исследование ареалогии разломных зон и процессов, происходящих в разломах, связанных с ними опасных явлений. Значимость этой проблемы определяется тем, что (в отличие от окружающих территорий вне разломных зон, где повышенный риск опасных природных процессов связан, как правило, только с одним природным фактором) в пределах разломных зон одновременно проявляется действие нескольких механизмов подготовки различных опасных процессов. Совместное, синергетическое, их действие, нелинейное наложение эффектов, приводит к существенному возрастанию опасности природных процессов и связанными с ними экономических, страховых и иных рисков.

Так, природные факторы пространственного распределения сейсмического и экологического риска в связи со строением прибрежных территорий побережья Авачинской бухты рассмотрены в статье И.Ф. Делеменя, Т.Г. Константиновой, Г.И. Аносова, А.А. Иглина, В.В. Середы и И.С. Уткина. Из работы следует, что для объективной оценки сейсмического риска недостаточно учитывать только сейсмические свойства грунтов. Возможность развития вторичных опасных процессов в зоне землетрясений требует учета не только инженерно-геологических и грунтовых условий территории, но также всех физико-географических факторов, включая рельеф, почвенный покров, гидрогеологические и гидрологические условия и климат. Сделан вывод, что уникальное сочетание природных факторов, резко увеличивающее сейсмический риск, достигается в зонах разломов, не обязательно являющихся тектонически активными.

В.П.Федорченко, Н.А.Шевченко и С.В.Федоров, рассматривая проблему мониторинга ареалов радиоактивного загрязнения на территории Камчатской области, считают необходимым создание Региональной системы мониторинга радиационной загрязнённости территории с равномерно распределённой в ареале возможного загрязнения сети автоматизированных наблюдательных постов. Следует отметить, что создание такой системы позволило бы не только изучать ареалы техногенного радиоактивного загрязнения среды, но также более уверенно решить вопрос о соотношении антропогенных источников загрязнения и природных источников, связанных с геопатогенными зонами. В частности, исследованиями сотрудников Института вулканологии ДВО РАН (И.Ф.Делемень, В.И.Андреев и др.) установлено, что для вулканических и сейсмоактивных районов Восточной и Южной Камчатки характерно наличие естественных аномалий радона в почвенном воздухе (от n×103 до n×103 беккерель/м3 и более), приуроченных к зонам активных и тектонически пассивных разломов. Таким зонам соответствуют ареалы повышенной частоты заболеваемости проживающего здесь населения, в основном онкологическими и сердечно-сосудистыми заболеваниями (геопатогенные зоны [2]).

Модель электромагнитного излучателя, обусловленного сейсмическими процессами в очаговой зоне, представленной активным тектоническим разломом, дана в статье О.В. Шереметьевой. Рассмотрена зональность ареала распространения излучения, причем сделан важный вывод о том, что в дальней зоне (более 10 км), даже при больших значениях напряженности электромагнитного поля в очаговой зоне, излучение из разлома быстро затухает. Работа Г.М. Водинчара посвящена анализу временных вариаций приливного отклика в импульсном электромагнитном излучении Земли. Им выполнен анализ статистических свойств и распределения точечных оценок параметров отклика в рамках статистической нестационарной последовательности пуассоновских случайных величин с полигармоническим средним значением. Представляется, что данная работа может вызвать также интерес при выборе методов статистического анализа других природных процессов, в которых число характеризующих их событий, происходящих за единицу времени, распределено по закону Пуассона.  

В связи с расширяющимся использованием энергетических и минеральных ресурсов термальных вод Камчатки и намечающейся эксплуатацией генетически связанных с ними эпитермальных месторождений золота, серебра, ртути и полиметаллов, возрастает значимость изучения ареалогии гидротермальных и эпитермальных систем, опасных процессов в ареалах разгрузки термальных вод и развития жильных зон, экологии геотермальных районов. Так, Н.И. Самылов и А.Г. Транбенкова в статье, посвященной природным катастрофам и экологическим рискам при разведке эпитермальных месторождений на Южной Камчатке, привели факты уникального соотношения интенсивности воздействия на окружающую среду природных катастрофических процессов в ареале разведки и будущего освоения эпитермальных месторождений на Камчатке. Эти данные свидетельствуют о том, что вызванные природными факторами изменения окружающей среды изменяют рельеф территории в значительно большей степени, чем проходка горных выработок. Несомненно, это отражает общую высокую интенсивность тектонических процессов и природных процессов в переходной зоне континент-океан. Однако вопрос о том, является ли уникальной особенностью Камчатки, или же в других регионах степень рельефообразующая деятельность человека переоценивается, подлежит изучению[3].

Т.Ю. Самковой выполнен экологический анализ пространственного размещения растительных сообществ на территории Восточно-Паужетского термального поля Паужетской гидротермальной системы в связи с изменением температуры почвы и обводненности почвы [4]. Под воздействием гидротермального процесса в местообитаниях с разными типами водного режима и температуры формируются разные экологические ряды растительных сообществ, что открывает возможность индикации глубинного строения и оценки ресурсов теплоносителя в гидротермальных системах по зональности геоботанических ареалов. При этом следует учитывать, что растительные сообщества термальных площадок являются уникальными, т.к. большая часть видов не встречается нигде, кроме ареалов выхода на поверхность термальных вод и парогазовых струй.

Адаптогенное действие на организм человека нативной лечебной грязи (пелоида) озера Утиного, расположенного в пределах Паратунской гидротермальной системы, рассмотрено в статье И.В.Жарикова. Выявленные автором широкие медицинские показания к её применению обусловлены существованием в озере уникального микробного сообщества, формирующего сам пелоид и определяющего лечебные свойства грязи. Другими словами, бальнеологические свойства пелоида являются прямым следствием взаимодействия биотической (микроорганизмы) и абиотической (водная масса озера и осадки) компонент экосистемы грязевого озера.

Украшением гидротермальных систем Камчатки являются гейзеритовые (Долина Гейзеров, Больше-Банные источники) и травертиновые (Налычевские термы) щиты, образующиеся при отложении в ареалах разгрузки термальных вод кремнезема, арагонита и кальцита. Однако отложение этих же минералов на стенках буровых скважин усложняет эксплуатацию геотермальных месторождений и может приводить к экологическим катастрофам из-за снижения пропускной способности трубопроводов. Выполненное В.В. Потаповым, Г.А. Карповым и И.Б. Словцовым И.Б. исследование дисперсности коллоидной системы кремнезема в гидротермальном растворе Мутновского месторождения парогидротерм позволило уточнить режимы осаждения кремнезёма при различных расходах коагулянта.

Уникальность и экстремальность природных условий Камчатки и смежных регионов требуют углублённой разработки вопросов, связанных с региональными проблемами развития экологического туризма и образования, разработкой проблем развития устойчивого природопользования. Так, некоторые региональные проблемы развития экотуризма на Камчатке рассмотрены в статье С.Ю. Елисеева. Значимость такого исследования определяется тем, что нередко экотуризм рассматривается как основное направление развития туризма на Камчатке, хотя до последнего времени не было ясно, что же понимается под этим понятием.

Некоторые из выводов автора, в том числе о необходимости обустройства туристских троп и развития сети дорог, как необходимого условия снижения антропогенного прессинга на особые охраняемые территории, кажутся на первый взглад парадоксальными. Тем не менее, очевидно, что стремление многих сторонников прекращения любой хозяйственной деятельности, и особенно развития транспортных сетей, основано на мифе: развитие дорог увеличивает риск браконьерского и хищнического использования ресурсов. В действительности же проблема сводится к экономическим причинам.

Плохо не то, будут прокладываться новые дороги или нет, а то, насколько хозяйствующие субъекты и администрация территорий заинтересованы в рациональном природопользовании и сохранении режима особо охраняемых территорий. На Камчатке уже имеются положительные примеры такого природопользования, что можно показать на примере эксплуатации двух дорого – вдоль трассы строящегося газопровода «Соболево-Петропавловск» и давно уже существующей дороги пос. Термальный – Мутновское месторождение парогидротерм. В первом случае поступают постоянные нарекания от общественных экологических организаций о деградации экосистем на некоторых участках трассы газопровода. Во втором же случае охране окружающей среды уделяется значительное внимание, и постоянное улучшение состояния автодороги только способствует усилению экологического контроля и снижению антропогенного прессинга на экосистемы.

Что касается рациональности принятия управленческих решений, то здесь на Камчатке предстоит ещё много сделать. Основная проблема сводится к выработке разумной стратегии пределов вмешательства человека в окружающую среду. Понятно, что если ограничить развитие экономики, то устойчивое развитие территории сменится нестабильным, кризисным. Это хорошо видно на примере прибрежных посёлков полуострова и районов традиционного проживания малых народов Севера, где переход от плановой экономики к транзитному её типу, «перестройка» систем хозяйствования обернулись массовым обнищанием населения, и как следствие - резким ростом браконьерства, особенно на нерестовых реках. Уже в текущем, 2002 г., стали говорить о необходимости полного прекращения ловли лососевых в бассейне р. Камчатка; катастрофически уменьшилось поголовье оленей – основы жизнеобеспечения жителей тундры.

Очевидно, что единственный выход в данной ситуации возможен не на пути создания барьеров браконьерству – человек не склонен задумываться о том, будет ли рыба в реке для его внуков и правнуков, если ему сегодня нечем кормить своих детей. Именно поэтому основная масса населения полуострова относится с равнодушием к любым экологическим акциям (обычно проводимым по инициативе и при финансовой поддержке международных экологических организаций камчатскими общественными организациями и их активистами). Поэтому только начиная с определённого уровня благосостояния состояние оружающей среды становится для человека ценностью, определяющей его восприятие качества жизни. Именно поэтому сохранение рыбных и других природных ресурсов полуострова возможно не на пути запретительства развития экономики (в том числе прекращения развития дорожной сети) и тем более прекращения освоения территории. Единственный оптимальный путь - развитие альтернативных видов хозяйственной деятельности. Здесь много до сих пор нерешённых проблем, в том числе и связанных с менеджментом природопользования.

Не совсем продумана система природоохранного законодательства. Безусловно, существует экологическая прокуратура, экологический фонд, природо-, водо-, рыбо- и лесоохранные структуры; экспертные и контролирующие функции в области природопользования возложены также на подразделения Камчатприродресурса. Однако работа идёт, как правило, по каждому отдельному факту нарушения природопользования, либо с каждым предприятием по отдельности, либо по конкретным инвестиционным проектам. Единая же программа природопользования, в которой была бы разработана стратегия природопользования для всего народнохозяйственного комплекса, как единого целого, отсутствует.

Именно поэтому развитие сети особо охраняемых территорий не всегда согласуется с потребностями устойчивого развития экономики региона, а проекты освоения территории нередко не учитывают экологическую специфику территории. Да и со статусом и режимом особо охраняемых территорий не всё ясно. Кроноцкий заповедник по своему статусу заповедника должен быть территорией, где допускается только проведение научных исследований. В реальности же Долина Гейзеров используется как объект для коммерческого туризма. Специалист, побывав в Долине, может увидеть, что её обустройство вызвало снижение деструктивного воздействия на природные комлексы долины самодеятельных, «диких» туристов. Следовательно, целесообразно продолжение использования её, как объекта туристской деятельности – но тогда необходим перевод Кроноцкого заповедника в статус природного парка, с выведением Долины Гейзеров из заповедного режима. При сохранении же заповедного режима вся деятельность человека (кроме исследовательской), должна быть прекращена.

Пример другого рода даёт Налычевский парк. Природные парки создаются как региональные (в отличие от национальных парков - объектов федеральной собственности) охраняемые территории, для которых (наряду с задачей сохранения природных и историко-культурных объектов), важнейшей является задача отдыха и туризма (в первую очередь для проживающего на данной территории населения). Благодаря успешной работе администрации парка, в настоящее время он (особенно та его часть, где расположены Налычевские горячие источники) стал одним из наиболее благоустроенных парков России. Однако сразу же при создании парка существовавшая ранее дорога (проложенная на период буровых работ по оценке ресурсов Налычевских терм) была закрыта. Тем самым большинство жителей областного центра и Камчатки стали лишены возможности посетить Налычевские горячие источники.

Никакое оборудование и благоустройство пешеходной тропы из Пиначево в Налычево не возместит закрытия автодороги - пройти пешком несколько десятков километров по пересечённой горной местности по силам только подготовленным туристам, а лететь в Налычевскую долину на вертолёте могут только очень обеспеченные граждане России. Вероятно, выход видится в том, чтобы в планах развития дорожной сети Камчатской области одной из первых строк было записано прокладка дороги в Налычево, а при финансировании содержания парка из средств области часть средств, которые ежегодно тратятся на оплату вертолётов, была направлена на создание эффективно работающей системы по недопущения использования дороги в целях браконьерского промысла.

В целом проблема охраняемых территорий – одна из наиболее острых на Камчатке. Известно, что при выведение 40 % территории региона из хозяйственного оборота может привести к потери устойчивости его развития и экономическому коллапсу. Следовательно, дальнейшее наращивание площади особо охраняемых территорий на полуострове либо приведёт к тому, что такое выделение будет формальным, с интенсивным (или даже хищническим) природопользованием, либо же вызовет трудности в развитии Камчатской области. С другой стороны, природа полуострова уникальна, для неё характерно низкое видовое разнообразие, и поэтому бездумное размещение предприятий на территории полуострова приведёт к полному исчезновению многих видов, имеющих небольшие ареалы произрастания или проживания. Выход видится в отказе (а может, даже в пересмотре уже сложившихся) огромных по площади охраняемых территорий, и создания таких заповедников и природных парков, которые ставят целью охрану конкретных объектов. В таком случае, границы охраняемой территории будут определяться ареалом произрастания охраняемого вида, пространственной структурой экологического каркаса, охраняемого природного комплекса, ландшафта, или геологического памятника природы.

Следует отметить и ещё одну проблему, с которой приходится сталкиваться при анализе зонирования охраняемых территорий и создания программ их развития - отсутствие комплексного подхода, особенно отсутствие понимания о природной изменчивости природных объектов в таком тектонически активном районе, как Камчатка. Именно в этом случае в полной мере проявляется непонимание различий между парками и заповедниками. Задачей заповедника является обеспечение сохранности природных объектов и явлений в первозданном виде, недопущение вмешательства в их естественный ход человека.

Каковы, например, функции Кроноцкого заповедника в Долине Гейзеров? Казалось бы, ответ очевиден – сохранение всех тех уникальных гейзеров и связанных с ними экосистем, которые мы видим в долине. Парадокс, однако в том, что даже при жизни одного человека ландшафт термальных полей может неузнаваемо измениться. Тайфуны приводя к существенным изменениям рельефа долины, оползневые движения – её склонов. От прежде действовавших гейзеров сохранились только гейзеритовые щиты, но рядом появились новые гейзеры. В условиях заповедника никакие работы по сохранению таких щитов от естественного разрушения или применение детергентов для искусственного возбуждения гейзерного режима в угоду туристам, и даже укрепление склонов для предотвращения оползней недопустимы – всё должно идти естественным путём. Для этого заповедники и существуют.

Другое дело природный парк. Так, на Налычевских термах при бурении и последующих испытаниях разведочных скважин произошло изменение условий разгрузки термальных вод. Значительная часть травертинового щита оказалась осушенной, как следствие – происходит его постепенное естественное разрушение; под угрозой существование небольшого (только в пределах щита) и уникального ареала термофильных сосудистых растений. Естественно, что сохранение травертинового щита, как среды обитания этих термофилов, является первоочередной экологической задачей в Налычевском природном парке.

Пока же на первом месте (и это при том, что привлекаются средства международных фондов, ставящих своей задачей сохранение видового разнообразия) внешнее благоустройство парка – задача важная, но с экологической точки зрения менее значимая. Эти и другие многочисленные примеры свидетельствуют о том, что одна из основных проблем природопользования и природоохранной деятельности – недостаточная «экологичность» принимаемых решений и проводимых мероприятий. Во многом это связано с тем, что в последние годы слово "экология" стало расхожим термином, и поэтому каждый вкладывает в него свой смысл.

Понятно, что собственно «экология», как наука, изучающая всю совокупность и характер связей между организмами и окружающей их природной средой, не имеет отношения к таким дисциплинам, как экология детства, экология клетки, экология культуры, эстетическая экология или космическая экология. Кроме того, преобладание биологического подхода в экологии, акцентирование внимания на биотическом компоненте экосистем привело к недостаточной оценке влияния абиотической составляющей окружающей среды, а человек вообще выводится за пределы экосистем, рассматривается как чуждый, внешний компонент по отношению к экосистемам. Между тем человеческое общество – важная составная часть экосистем различных иерархических уровней, и он также приспосабливается к условиям окружающей среды через культуру, в том числе через хозяйственную деятельность и природопользование, как элемент культуры.

Назрела необходимость перехода от исключительно искусствоведческого, культурологического, этнологически ориентированного изучения культуры (в том числе аборигенных народов Севера) к её изучению, как средства приспособления к условиям окружающей среды. Необходимость учёта абиотической составляющей, взаимодействия её с биотой, оценки механизмов взаимодействия человека с другими составляющими экосистем привела к формированию новых наук экологического цикла (экология человека, экологическая психология, социальная экология, экология города, инженерная экология, геоэкология, экологическая география, экологическая геология и др.).

Важнейшим условием гармонизации отношений человека с окружающей средой становится качественное и систематическое экологической образование. Этой теме посвящена статья Т.С. Тюменцевой «Этнокультурная направленность обучения химии», в которой автор делится своим опытом преподавания регионального компонента в химии на примере изучения химического состава веществ и продуктов, использовавшихся коренными жителями полуострова.

Такие уроки совершенно необходимы хотя бы потому, что они позволяют ребёнку познакомиться с «технологией» вписывания человека в окружающую среду. К сожалению, пока на уровне обыденного экологического сознания характерна мифологизация экологических явлений и отношение к человеку, как объекту, находящемуся вне экосистем, чуждого и даже враждебного природе; нередко экзотическое использование понятия «экология» и даже обожествление природы, своего рода анимизм XXI века.На наш взгляд, основными проблемами экологического образования на Камчатке являются:

- отсутствие единой системы сквозного экологического образования (дошкольное образование – школа – среднее специальное образование – вуз – поствузовское образование и экологическая переподготовка специалистов предприятий);

- низкая обеспеченность учебных заведений (особенно школ и тем более детских садов) компьютерной техникой, отсутствие опыта у большинства преподавателей работы с современными экологическими базами данными и компьютерными обучающими программами в данной области;

- ориентированность образование на изучение преимущественно биоты и особо охраняемых территорий, вопросам рационального природопользования на Камчатке, как правило, уделяется крайне незначительное внимание.

- отках от изучения технологических аспектов природопользования.

Во многом эта ситуация обусловлена тем, что к преподаванию в школе и внешкольной работе привлекаются преимущественно специалисты с биологическим образованием, которые не получали систематического гуманитарного и геолого-географического образования, что позволило бы в полной мере учитывать феномен человека в экологии и неправомерность вычленения только биотической составляющей из всего многообразия процессов в природе.

Именно поэтому в недостаточной мере учитывается его уникальность человека, как единственного носителя разума, и как следствие - непонимание того, что в современном мире невозможно разъединить биосферу и техносферу – результат приспособления человека к окружающей его среде. Во-вторых, недооценивается роль (а главное, ответственность) человека в гармонизации отношений с окружающей средой. И это не проявление антропоцентризма, а отражение объективных процессов эволюции общества и масштабов его воздействия на природу. Главное для человека - осознать, что он не сможет погубить биосферу, поскольку, защищаясь от варварского отношения к ней, она сама погубит его и восстановит свое функционирование, но уже без участия человека, по крайней мере как доминирующего вида, замкнувшего на себя все вещественные, энергетические и информационные потоки. Осознание этого желания выжить заставит человека с антропоцентристских (а каких же еще?) позиций изменить свое отношение к окружающему миру и создать модель развития общества, позволяющую сохранить эволюцию биосферы в том режиме, где человек остается ее органичной составляющей.

Итак, человек является неотъемлемой частью экосистемы, и «изъять» человека из природы ещё никому не удавалось. Другое дело, что в отличие от всех других живых существ, только человечество обладает своеобразной формой приспособления к окружжающей среде – культурой. К сожалению, и в этом случае исследования культуры, как формы приспособления человека к окружающей среде, нередко проводятся исключительно с искусствоведческих или этнологических позиций, хотя важнейший компонент культуры, именно как способа приспособления к окружающей среде, - экономические отношения.

В сборнике помещены 5 статей, посвящённых экономике природопользования. В статье И.В. Журавлевой выполнена экономическая оценка ресурсов морских млекопитающих в свете вовлечения их в народнохозяйственный оборот, а в статье С.В. Мирекиной – рассмотрено значение аквакультуры в обеспечении продовольственной безопасности Камчатской области.

И.Н.Шило, рассматривая социально-экономические проблемы обеспечения занятости в рыбохозяйственном комплексе Камчатской области, показала, что развитие рыбохозяйственной области определяется взаимодействием природных, ресурсных и рыночных факторов, причем среди последних ведущими являются –экономические и социальные. Одним из сдерживающих развитие отрасли является транспортный фактор, а в социальной области важнейшей является переподготовка кадров для освоения ими освоения современных технологий.

Важнейшим условием конкурентоспособности продукции рыбохозяйственного комплекса является создание высокоэффективного инвестиционного механизма. В работе Е.Г. Михайловой «О проблемах формирования региональной инвестиционной политики на примере Камчатской области» сделан вывод, что это возможно только при проведении активной экономической политики по формированию благоприятного экономического и инвестиционного климата в Камчатской области. Мищенко Н.Г. на примере Камчатской области рассмотрен выбор эффективной производственной стратегии в условиях неопределенности. Основное внимание уделено принципам выработке оптимальных стратегий развития предприятия. Предлагается её планирование на основе оценки доходов от альтернативных стратегий, или же путём оценки проектов по минимуму инвестиций. В качестве источников неопределённости и рассматриваются не только производственно-технологические и экономические риски, но также сырьевые и экологические риски.

Следует отметить, что в статье учитывается сырьевой и экологический риска для оценка уровня безопасности стратегий. При этом считается. Что уровень риска известен. Между тем, проблема рисков – одна из наименее проработанных (по крайней мере, для Камчатского региона) в силу своей междисциплинарности. Экономисты полагают, что уровень риска может быть дан экологами. Между тем в экологии может быть оценена вероятность экологической катастрофы, но не её риск. Представляется, что переход от оценок опасности и вероятности к оценке риска – важнейшая проблема в развитии оптимального природопользования.

Вторая по значимости задача в исследовании экологических проблем – поиск путей преодоление ксенобиотизма производства. Корень зла в разрушительной для природы деятельности не в том, что человек использует ресурсы природы, а в том, что масштабы такого использования несопоставимо велики с маштабами их естественного восстановления. Кроме того, антропогенный массообмен в отличие от естественного биотического разомкнут. Как показывает опыт наших взаимоотношений с окружающей средой, планы снижения уровня потребления в человеческом обществе или установления пределов роста экономики являются экологической утопией.

Последовательное наращивание благосостояния жителей полуострова в сочетании с непрерывным экологическим образованием всех возрастных групп населения – единственный путь решения экологических проблем Камчатки.

 

И.Ф.Делемень, ответственный редактор

Камчатский гос. пед. ун-т. Опасные природные процессы и экология Камчатки: [сб. материалов] / Камч. гос. пед. ун-т; [отв. ред. И.Ф. Делемень] - Петропавловск-Камч.: Изд-во КПГУ, 2002. -215с.


[1] Ареалогия (синоним «хорология») – наука о закономерностях пространственного распределения и зональности природных явлений и процессов, протекающих в геоографической оболочке Земли.

[2] Следует иметь в виду, что этот термин используется также в различного рода вненаучных и околонаучных концепциях, хотя не имеет ничего общего с реально существующими геопатогенными зонами. Выполненная нами проверка содержания составленной «экстрасенсами» схемы геопатогенных зон на территорию г. Петропавловска-Камчатского показала, что «экстрасенсорные» схемы отражают скорее восприятие их авторами эстетики городского ландшафта (в какой-то мере с учетом с получаемой через прессу и популярные издания информации о наличии ареалов загрязнения среды), чем реально существующие зоны. Исключение составляют отдельные реально существующие геопатогенные зоны, выделяемые по методу рамки. Такие зоны действительно соответствуют инструментально выделяемым в тех случаях, когда в их пределах близко к поверхности залегают подземные воды.

[3] Так, по оценкам академика РАН С.А.Федотова (Федотов С.А. Вулканология: история и задачи. К 50-летию советской вулканологии // Дальневосточный ученый. 2 октября 1985 года, № 40, с. 8), вес твердых отхо­дов, образующихся ежегодно при добыче и переработке ми­нерального сырья в СССР (около 8,5 миллиарда тонн), сопоставим по размерам с весом ~ 1/70 части Ключевского вулкана. 

[4] Температура почвы и ей обводнённость на термальных полях обусловлена наличием восходящего потока термальных вод.

Обновлено 01.11.2011 15:08
 

Навигатор сайта

Библиотека On-line Научные сборники